Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь»


       Главная    Повести    Рассказы    Переводы    Эссе    Наука    Поэзия    Авторы    Поиск  

  Авторизация    Регистрация    Подписка    Друзья    Вопросы    Контакт      

       1    2    3    4  
  14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28      



Ира  КАДИН

  * * * 

Дом оставил дома тапки,

Нахлобучил козырек

И пошел, хоть день был жаркий,

Прогуляться на часок

 

А в записке  для знакомых –

Если кто-то навестит –

Написал – Меня нет дома

Постараюсь быть к шести.

 

Думал, думал над маршрутом –

Первый раз ведь вышел в свет –

Но маршрутов почему-то

Для домов пока что нет.

 

Постоял у зоопарка,

В караоке поскрипел,

Прикупил заборчик яркий,

Долго на реку смотрел.

 

Возвращаясь,  утомленный,

Обнаружил – вот напасть,

Потерял ключи от дома –

И в себя не смог попасть

 

*** 

У озера в Италии

Жил музыкальный слон

Он в сумочку на талии

Всегда клал камертон.

 

С утра бродил по чаще

И арии басил.

Но чисто взять без фальши

Он мог лишь ноту си.

 

А фальши слон в вокале

Совсем не выносил.

И уши увядали

Когда он пел не си.

 

Всех в мире композиторов –

На си писать просил.

Послал письмо открытое

О пользе ноты си.

 

Но тех, кто движим музою

Попробуй-ка пойми –

Свою писали музыку

И с до и с ре и с ми.

 

А песенку всеСИльную

Не слал ему никто

Смахнув слезу обильную,

Слон продал камертон.

 

***

Улица березовая

Семь домов всего

Да заборчик розовый

Больше ничего.

 

Кактусы колючие

Окна сторожат

Время здесь тягучее

Стрелки не спешат

 

«Альте захен» долгое

Эхом по дворам –

Старичок в ермолке

Просит старый хлам.

 

На скамейках тени нет –

Редко кто сидит.

Языков сплетение:

Русский и иврит.

 

Улица березовая

Кто тебя назвал?

По стране с морозами

Может, тосковал...

 

Что мне скажет прошлое...

Только, вставши в ряд

Пальмы придорожные

Тихо шелестят.

 

***

Тропка длинна, извилиста

К монастырю на холме

Ветки сухи и жилисты

Путь преграждают мне…

 

Небо картинки меняет

Монастырю на холме –

То перелетные стаи,

То облака в огне.

 

Маки кровавыми пятнами...

Монастырю на холме

Шепчет что то приятное

Плющ на седой стене.

 

Двери и окна забиты

Монастыря на холме

Ну а внутри молитвы

Да груда старых камней.

 

*** 

В зоопарке обезьяна

Сокрушалась: Очень странно

Я, красотка без изъяна,

Лишь сама себя хвалю.

 

И, за дело взявшись рьяно,

Чтоб скорее быть желанной,

Разместила по саванне

Пять портретов в стиле ню.

 

Только в мире все обманно:

Не откликнулась саванна –

Ни букета, ни банана

Ей поклонники не шлют.

 

Но негаданно нежданно

Получила от барана

Тридцать три больших тюльпана

И записка: Вас люблю...

 

Отвечала обезьяна

На послание барана:

А махнем ка на Багамы

Там любовь вам подарю.

 

К сожалению бараны

Не летают на Багамы,

И любовь как те тюльпаны

Вся засохла на корню

 

***

На востоке в месяц зимний

Расцветают апельсины.

Белый лепесток невинный

И дурманит и пьянит.

 

Этот запах апельсинный

Пропитал страну так сильно...

Аромат тяжелый винный

Делать глупости велит.

 

Даже в Негеве пустынном

Где верблюды ходят чинно

Он, усиленный хамсином,

Безраздельно там царит.

 

И над морем ярко синим

Вьется шлейфом апельсинным

Пряно сладкий запах дивный

С солью смешанный, парит 

 

Даже в городе машины

Не томятся в пробке длинной

Вдоль дороги апельсины

Очень уж картинный вид

 

И без всякой там причины

Кружат пары вальс старинный

Этот запах им, наивный, 

Жизнь прекрасную сулит



Комментарии

  Ира  КАДИН   МОШИКО И МАЙОР


 
Copyright © 2015-2016, Леонид Шифман